Заселение земли человеком

{::Введение::}

Книга Карла Линнея «Система природы»

Мальтинцы, напротив, изображали мамонтов, лебедей, змей, а иногда и женщин. У мальтийцев было богатое, наполненное реалистическим пафосом искусство. Его сюжеты не только отражают уже достаточно сложное общественное устройство первобытной родовой общины, но и вводят нас в духовный мир людей ледникового периода. В живых образах палеолитического искусства мальтийцев чувствуется не только наблюдательность и художественная фантазия, но и качество не менее высокой ценности: зачатки астрономических наблюдений и математических знаний, навыки счета.

Так вставала новая большая загадка, настоящая тайна: каково отношение друг к другу носителей этих двух столь контрастно противостоящих сибирских культур ледниковой эпохи — Мальты и стоянки у Военного госпиталя?

Кто они — аборигены, коренные племена или пришельцы? А если они проникли в Сибирь извне, то откуда и когда именно? С этого момента и развернулась в науке дискуссия, которая длится и по сей день. Дискуссия началась еще до открытий в Сибири, когда во Франции стали известны ученым первые памятники замечательной мадленской культуры верхнего палеолита. Они сразу же вызвали близкие, этнографические аналоги с культурой племен, и сейчас населяющих северные области планеты. Речь идет об эскимосах, обитателях Аляски, Гренландии, а также азиатского побережья, Берингова пролива.

История  этого  народа   интересна   уже тем,   что в сознании ученых она давно сплетается с историей исчезнувших палеолитических племен Европы, которые оставили в глубине пещер потрясающие своей реалистической силой изображения мамонтов, носорогов и диких быков.

Что же касается сибирских находок — конкретно в Мальте и Бурети, то дискуссия об их происхождении была основоположником марксистской науки о палеолите, нашего советского палеолитоведения академиком АН УССР П. П. Ефи-менко. Именно он своим опытным глазом первый увидел в каменных изделиях из Мальты и Бурети нечто принципиально новое.

В находках И. Савенкова при раскопках на Афонтовой горе в Красноярске или в материалах, собранных Б. Петри при раскопках на Верхолен-ской горе в Иркутске, преобладали массивные крупные орудия из расколотых речных галек. Здесь же, в Мальте и Бурети, были орудия, сделанные из отщепов и пластин. И эти мелкие орудия поразительно напоминают те, которые П. XI. Ефимёнко нашел при раскопках на Украине, на Чернигов-щине — в Мезине. Ему, тонкому знатоку мирового палеолита, человеку с колоссальной эрудицией, пришли в голову и более далекие западные аналоги, и в первую очередь французские!

Кроме каменных  орудий,  также  не  сибирский, а чисто европейский облик имеют и замечательные художественные изделия Мальты и Бурети: в первую очередь  женские  фигурки,  вырезанные кремневым резцом из бивня мамонта.

Конечно, в искусстве палеолитических охотников из Мальты и Бурети много своего, специфического. Например, скульптуры летящих водоплавающих птиц, скорее всего гагар. Таких птиц нет ни в каком другом собрании предметов палеолитического искусства, они не публиковались ни в одном исследова-

 


курсы массажа