Заселение земли человеком

{::Введение::}

Книга Карла Линнея «Система природы»

Очевидно, палеолитическое население этого региона в условиях существовавших тогда ландшафтов вообще не имело постоянных источников пищи и, соответственно, не могло вести сколько-нибудь оседлый образ жизни. Люди не строили прочных жилищ, не задерживались подолгу на одном месте. Только лишь в немногих местах, богатых сырьем, бродячие охотники останавливались на некоторое время, чтобы сделать заготовки для орудий труда, а затем снова уходили в поисках охотничьей добычи. Здесь, на берегу Орхона, в устье прозрачного источника, находилось сезонное стойбище (мастерская), привлекавшее палеолитических бродячих охотников своим выгодным расположением и близостью галечных отмелей, откуда они брали наилучшее в местных условиях, практически неисчерпаемое каменное сырье в виде окатанных, испытанных на прочность в речном потоке галек.

Первые обитатели поселения Мольтын-ам, оставившие   нам  свои  изделия,   по  общему  облику  их

культуры были очень близки к людям среднего палеолита. У них господствовали еще архаические приемы обработки камня.

Открытие палеолитических местонахождений в Монголии, притом не одного, а серии памятников, которые могут быть датированы эпохой среднего палеолита, ставит по-новому вопрос о появлении человека в Азии. Кроме того, памятники палеолитической индустрии в Монголии не являются единственными вещественными, фактическими документами, которые могут говорить ярко и красноречиво о существовании на территории Внутренней Азии древних культурных центров.

Одним из уникальных свидетельств тому являются пещерные росписи — «елочки», которые сохранились со времен палеолита. Это росписи пещеры Хойт-Цэнкер. Пещера была обследована нами в 1960 г., когда наши экспедиционные маршруты пролегали через всю территорию МНР и часть Забайкалья. В тот год основной задачей экспедиции были поиски памятников каменного века на западе Монголии, в Монгольском Алтае и в долине Больших озер.

Еще весной наш отряд начал работы в районе г. Горно-Алтайска и далее, по Чуйскому тракту. Экспедиция двинулась к озеру Цаган-Нур, оттуда в Баян-Ульги, а затем прибыла в г. Жаргалант. Здесь были обнаружены стоянки человека каменного века и два крупных скопления наскальных изображений различного возраста. Покинув гостеприимный Жаргалант, экспедиция направилась по древней караванной дороге далее на восток, мимо огромного озера Хара-Ус-Нур (в переводе «Черная вода»), к Манхан-Сомону. Именно в этом направлении шла дорога   к   легендарной   пещере   с   загадочными   рисунками, о которых еще в 1925 г. сообщил монгольский геолог Намнан-Дорж.

Сокровища пещеры — рисунки иногда- находятся друг от друга на большом расстоянии. Они выполнялись от случая к случаю по разным поводам и разными людьми, исторически связаны друг с другом и продолжают единую художественно-культурную традицию, которая восходит ко времени верхнего палеолита.

Монголия является страной петроглифов, древних наскальных рисунков, настоящим царством писаниц, но рисунки пещеры Хойт-Ценкер отличаются от всех остальных (как выбитых, так и выполненных краской), прежде всего, своим местонахождением — в пещере. Нигде подобные пещерные рисунки не встречаются, за исключением изображений на стенах небольших гротов (Острая сопка на реке Иволге, около Улан-Удз