Заселение земли человеком

{::Введение::}

Книга Карла Линнея «Система природы»

    форм,    показывает    закономерную эволюцию от простого галечного нуклеуса к развитой леваллуазскои форме.

Территориальный переход от гобийского типа нуклеусов к односторонним, плоским, у которых пластины снимались только с одной рабочей поверхности, наблюдался в Сибири. Подобные нуклеусы хорошо представлены в некоторых неолитических поселениях на реке Ангаре, между Балаганском и Иркутском. Таким образом, вещественные следы деятельности палеолитического человека в районе пещеры Хойт-Цэнкер хорошо вписываются в общую картину каменного века Западной Монголии, Сибири, особенно Алтая, а также отчасти и Средней Азии. Это один большой район, или провинция, палеолитической культуры, для которого характерно широкое распространение архаических по облику галечных изделий, а также леваллуазскои техники расщепления камня. Повсюду здесь жили древние охотники с одинаковыми в основе техническими традициями азиатского облика. Но нужно думать, культурное родство между этими азиатскими племенами не ограничивалось только приемами обработки камня и определенными общими типами изделий. Родство это должно было охватывать и духовную культуру. Поэтому рисунки пещеры Хойт-Цэнкер вместе с родственными им по стилю и содержанию древнейшими наскальными изображениями Средней Азии, Памира, Тянь-Шаня и Верхней Лены (Шишкино) образуют огромный по территориальному протяжению культурно-исторический массив, одно большое целое.

Серия наскальных изображений в пещере Хойт-Цэнкер не случайное, изолированное явление древнейшего искусства Центральной Азии и соседних с ней областей Сибири. В ней можно видеть звено целой цепи художественных явлений, которые характеризуют  новый,  внезапно возникший из  тьмы ве-

 

ков большой художественный мир Внутренней Азии. И скорее всего, что Хойт-Цэнкер — это не какое-нибудь позднее, а начальное звено той цепи, исходный пункт сложной и длительной эволюции глубокого, своеобразного, самобытного художественного стиля, существенно отличного от всего, что было до сих пор известно как в самой Центральной Азии, так и за ее пределами.

Обитатели внутренних областей Азии, оказывается, уже в то далекое время создавали оригинальные и значительные художественные ценности. Здесь находился самостоятельный мощный очаг древнейшего искусства человечества, само существование которого свидетельствует о том, что и. на Западе и на Востоке обитали палеолитические художники, наделенные высокоразвитыми эстетическими чувствами и художественными способностями.

Открытие памятников палеолита в Монголии — это важнейшее явление в первобытной археологии. И не только в Монголии. Памятники Северной и Центральной Азии объединяются признаками, аналогичность которых отрицать невозможно. Все это- свидетельствует о том, что характер культуры, единое по основе своей направление ее развития были определенное время общими для обширной территории — от реки Желтой (Хуанхэ) до Байкала и Алтая. На карте палеолитического мира ледниковой эпохи в истории человечества эту грандиозную по территориальным пространствам область можно обозначить как леваллуазскую сибирско-монгольскую.

Исследование палеолитических памятников Алтая и Забайкалья позволяет точнее, чем в Монголии, датировать изделия из камня, так как они сопровождаются здесь четвертичной фауной.