Заселение земли человеком

{::Введение::}

Книга Карла Линнея «Система природы»

Третья черта: вместе с крупными орудиями из галек в каменном инвентаре Ачинской стоянки оказались чисто «европейские» по облику изделия из узких и тонких ножевидных пластин, в точности как в Мальте и Бурети. Что всего важнее, они были снабжены с боков специально сделанными выемками. Такие выемки характерны для пластин Мальты, а также для находок из европейских поселений ориньякского облика. Снова Европа, Восточная и даже Западная.

Общий вывод таков: 20 тыс. (дата Бурети — 21   тыс.  лет)   лет   назад   маленькими   группами   с запада через Урал проникли на Ангару охотники на мамонтов. Они сделали остановку на месте нынешнего Ачинска, дошли до Томска, а затем прочно осели в Бурети и Мальте, где построили свои поселки из костей мамонта и носорога.

Сходство находок в Мальте и Бурети настолько велико, что не остается сомнений в родственных отношениях обитателей этих поселков. Это были члены одной и той же общины, оставившие после себя в наследство такое культурное богатство, которому ныне нет цены. Быть может, они пришли сначала в Буреть. Оттуда ушли в Мальту. Об этом свидетельствует скудность находок в Бурети сравнительно с Мальтой: они ушли оттуда, забрав свое имущество.

В Мальте же, вероятно, произошла трагедия. Мальтинцы могли стать жертвой нападения врагов или погибли в результате эпидемии. Дальнейшая судьба их теряется во мгле тысячелетий. Во всяком случае, до новых счастливых находок, которых придется ждать, быть может, десятки, если не сотни, лет.

Итак, 20—21 тыс. лет назад древнейшие обитатели Сибири проникли к берегам Байкала из Восточной Европы, принеся с собой культуру арктических охотников верхнего палеолита. Вместе с тем в культуре палеолитических племен на берегах Ангары естественным образом обнаруживается много своеобразного, неевропейского. Первым таким азиатским элементом являются крупные, массивные и тяжелые орудия, изготовленные из целых речных галек, расколотых пополам или попросту затесанных с одного края рядом сильных поперечных ударов. Сохраняя всегда, как у ручных рубил шелльского типа, галечную корку на конце, противоположном лезвию, эти вещи напоминают сечку, почему их и называют  часто  чопперами,   т.   е.   сечками.   Такие орудия на очень ранних этапах истории палеолитического человека появляются на юге Азии, в том числе у синантропа. Они долго держатся на юге Азии и в последующее время. Настоящий расцвет их наблюдается в верхнем палеолите в бассейне Орхона и Толы.

Следовательно, верхнепалеолитические охотники запада шли к Байкалу не сквозь абсолютно пустое пространство. Они несомненно встретили на востоке другие племена, с иной культурой и взаимно ассимилировали («растворили») друг друга. Только так можно объяснить подобное смешение культур Мальты и Бурети — этих двух замечательных памятников сибирского палеолита, на материалах которых раскрывается картина жизни древнейших обитателей Сибири. Эти два древнейших в Сибири памятника пока остаются изолированными. Тем более велика ценность ангарских палеолитических местонахождений. Мальта и Буреть дают представление не об определенном звене исторического процесса, а всего лишь о ярком и внушительном эпизоде, возникшем более 20 тыс. лет назад в истории автохтонного населения Приангарья. Вполне закономерно видеть исторические корни этой культуры не на Востоке, а на Западе Евразии. Оставляя в стороне все вопросы, связанные с происхождением культуры Мальты и Бурети, постараемся представить себе, кого же встретили «палеолитические путешественники» в своем движении- с запада на восток, навстречу солнцу, к Байкалу, 20—21 тыс. лет назад.